Victor Isaev (torrio) wrote,
Victor Isaev
torrio

DS: S.s., inoperable

Жду новый сезон Хауса.
Понял недавно, что у меня нет хороших средств для снятия стресса. Я не курю, я мало пью и почти совсем не пью один. Стараюсь делать это, когда мне хорошо, и не делать, когда плохо. У меня нет хобби, которые могли бы отвлечь от тяжелых мыслей в любую минуту: только, извините, по расписанию. Нет даже домашних животных.
Одна отдушина: посмотреть доктора Хауса. Но запас этого лекарства я уже исчерпал, посмотрев все вышедшие на сегодня сезоны.

Впрочем, помимо снятия стресса, у "House, M.D." есть еще одно побочное действие: сериал развивает если не умение, то стремление ставить диагнозы в особо запущенных и сложных случаях. Вчера, на общественных слушаниях, мы, как раз, столкнулись с таким.
Мы столкнулись с огромной массой школьных учителей, врачей, которые пришли на слушания организованными группами, игнорировали выступления противников поправок в Устав города Екатеринбурга, пытавшихся достучаться до сердец и умов "бюджетников". Эти учителя избегали общения и прятали лица от камер, боялись признаться, из каких они школ, отрицали, что их сюда пригнали.
Столкнувшиеся с таким феноменом приходят в недоумение - совершенно непонятно, КАК такое возможно! Ведь это, по определению, мыслящие люди, работники умственного труда - так почему же до них невозможно достучаться?! Как могут они в здравом уме и трезвой памяти добровольно отдавать, сдавать свои и чужие права! Такое не укладывается в голове, сознание отказывается принимать картину мира, в которой возможно то, чему мы были свидетелями.

Я долго думал, в сумме понадобилось более 16 часов чтобы прийти к решению этой непростой задачи, чтобы объяснить ситуацию, лишив её налета мрачной мистики. Всё просто. Феномен этот давно описан, и носит название стокгольмского синдрома. По ссылке синдром описан довольно подробно, так что приведу лишь признаки, по которым он мне кажется подходящим для описания психологического состояния низкооплачиваемых работников бюджетных организаций в России:
1. Т.н. "бюджетники" находятся в прямой зависимости от администрации своих учреждений, а через них - от администрации района, города, от властей вообще. Уровень зарплаты настолько низок, что путем манипуляции премиями администрация может как временно улучшить условия жизни работника, так и поставить его на грань выживания, уменьшив размер материальной компенсации до уровня критического минимума. Сотрудник вынужден существовать в ситуации постоянного опасения и даже страха перед руководством.
2. В случае наличия у работника детей или других родственников, находящихся на иждевении, эффект воздействия административного кнута увеличивается в разы. В дело вступает не только инстинкт самосохранения, но и инстинкт заботы о потомстве.
3. Благосклонность руководства зарабатывается не качеством выполнения профессиональных обязанностей, а иными средствами социального взаимодействия: подношения, раболепие, безоговорочное подчинение. Психологическое состояние постоянного показного обожания начальства индуцирует в подчиненном развитие "искренних" чувств приязни и доверия к руководству.
4. За годы работы на одном месте (а в низкомобильной среде работников бюджетных организаций принято работать на одном месте с небольшими горизонтальными и редкими вертикальными перемещениями десятки лет подряд) у работника формируется чувство причастности к социальной группе, происходит отождествление своих интересов с интересами группы. Влияние коллектива вызывает быстрое развитие таких чувств даже у новых, молодых сотрудников (см. притчу про обезьян в клетке - "так здесь заведено").
5. Страх лишиться работы (а для многих работников предпенсионного и пенсионного возраста сохранение рабочего места является исключительно вопросом отношения со стороны руководства), а как следствие - источника пусть небольшого, но стабильного и позволяющего выжить дохода, а равно и перестать быть частью социальной группы, равносилен страху смерти, и любое требование руководства в этих условиях равносильно требованию террориста, направившего на человека ствол автомата.
В острострессовой ситуации захвата заложников стокгольмский синдром развивается за считанные часы и дни. Работники бюджетной сферы пребывают в стрессовой ситуации годами. В отличие от захвата заложников, в бюджетной организации присутствует не только отрицательное подкрепление, но и положительное, позволяющее закрепить рефлекс принятия воли руководства как блага...

Главный вопрос: что делать?
Ответ неприятный. Точнее, ответов два:
1. Лечить. Как можно вылечить несколько миллионов человек, где взять столько профессиональных психологов - я не знаю, и, думаю, никто не знает. Разве что использовать массовые технологии типа "Первого канала". Но для этого нужно сначала этот канал захватить:))
2. Действовать по методу пророка Моисея. 40 лет водить по пустыни, пока рабство не выветрится из голов. Жаль только - жить в эти пору прекрасную уж не придется - ни мне, ни тебе.

А теперь, для разминки, прошу вас попробовать поставить диагноз мне. Можно не стесняться.
Tags: Екатеринбург, КПР, КР, Россия, ментальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →